Главная

Споры, мнения, работы и публикации о таком многоплановом и глубоком явлении, как казачество идут давно и будут идти. Пользуясь тем, что сами казаки про себя ничего не писали (не до того было), а те скудные архивы, что были, канули в безвестность (пожары, стихийные бедствия, походы и войны), многие исследователи прошлого (и некоторые из нынешних) пускаются в интересные рассуждения по генеалогии казачества. Мировая история с них начиналась, Трою они основали, Рим тоже, империя Карла Великого без них не обошлась и т.д.

Более серьезные исследования относятся к 19-му веку, когда с архивами все было в относительном порядке (Щербина, Краснов, Караулов, Потто).

А что собственно известно? Есть гениальное выражение Льва Толстого «Казаков сделала граница – казаки сделали Россию!» К примеру, своей громадной, самой большой в мире территорией Россия без всяких исключений обязана КАЗАЧЕСТВУ!

Разительный пример почти идеального сотрудничества государства и казачества — присоединение Дальнего Востока к России во 2-й половине 19 века.

Судите сами: 1854 год, Россия ведет две войны – Крымскую с англичанами, французами и турками и Кавказскую с горскими племенами Кавказа. А на Дальнем Востоке наместник царя, генерал-губернатор Сибири Николай Николаевич Муравьев, опираясь на мощный казачий фактор и государственную сообразительность, присоединяет к России огромную территорию, превышающую по площади Англию и Францию вместе взятые.

За 1854 – 1860 годы по реке Амур основаны 60 казачьих станиц, по реке Уссури 22 станицы. С Китаем заключены и поныне действующие Айгуньский и Пекинский договоры, закрепляющие российско-китайскую границу по рекам Амур и Уссури, основан незамерзающий порт Владивосток. А войск у него практически не было – только казаки.

Чтоб было понятно о ком речь – памятник Муравьеву-Амурскому на денежной пятитысячной купюре России. Был еще один Муравьев-Карский, тоже Николай Николаевич и тоже наместник царя, только на Кавказе, что в ходе Крымской войны в ответ на сдачу Севастополя, взял у турок крепость Карс (стратегическое место на пути в Индию), казаки там также участвовали.

А первое упоминание о казаках находим у Александра Нечволодова в его книге «Сказание о русской земле». Киевская Русь, 11-й век, великокняжеский стол занимает Всеволод Ярославич, сын Ярослава Мудрого, внук великого князя Владимира, что на Руси христианство ввел.

По Нечволодову «…Всеволод прибегал не только к оружию, но придумал еще и очень удачный мирный способ… с тем, чтобы они сдерживали хотя бы первый напор половцев. Для этого он поселял большое количество торков и печенегов в своих собственных владениях, где они в короткое время наполовину обрусели. Скоро вблизи самого Киева завелись станицы, где жило особое население: ковуи, турпеи, берендеи; всех их вместе звали также черными клобуками или черкасами…» Иначе говоря – занимались границей.

Далее – 15-й век, великое княжество Московское, князь Василий Васильевич (Темный) на исходе татарского ига: «…искусно пользовался раздорами между татарскими князьями и по примеру отца Владимира Мономаха – Всеволода – старался наиболее из них преданных селить в пограничных областях, где они служили в видах первой охраны при набегах других враждебных нам татар…»

Так нащупывалась государственная польза казачества.

И, наконец, конец 16-го века, поражение в Ливонской войне в царствование Ивана Грозного и, тем не менее «… в этих тяжелых обстоятельствах он был обрадован неожиданной вестью о блистательных подвигах русских людей, бивших ему челом новым огромным царством, без государева приказа и ведома завоеванное ими. Это было Сибирское царство…»

До этого Сибирь посещали отдельные служилые люди Московского государства, из которых наибольшую славу по себе оставили два казака – атаманы Иван Петров и Бурнаш Ялычев. Их царь в 1567 году послал за Сибирь, на юг с дружественными грамотами: «к неизвестным властителям неизвестных народов».

Поручение они выполнили с честью – представили царю обстоятельное описание всех земель от Байкальского озера до Корейского моря, лично посетив Монголию и Китай, собрав все доступные сведения о Туркестане, Бухарии, Кашгаре и Тибете.

А покорение Сибири началось со Строгановых, русских купцов, которым царь предоставил практически неограниченные права на освоение неизвестных территорий. К этому времени казачья жизнь на южных рубежах уже бурлила – предприимчивые русские люди переселялись сюда, образовав городовое казачество, несущее пограничную службу. Рядом с ними было казачество вольное, мало подчинявшееся государственной власти, управлявшееся выборными атаманами общинным кругом.

Движение вольного казачества шло в двух направлениях: из Юго-Западной Руси на берега Днепра, из Юго-Восточной – на Дон. Отсюда казачья вольница распространилась на Волгу и Яик и ведя постоянную борьбу с татарами, занималось дерзкими грабежами, образовывая отряды воровских казаков. Вот им и прислали Строгановы грамоту, приглашая поступить на службу.

Откликнулось пятеро атаманов – Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк и Ермак Тимофеев – главный над всеми остальными. Все они впоследствии погибли: последним из них близ города Тобольска – Матвей Мещеряк. Но присоединена огромная территория, основаны Тюмень, Тобольск, Пелым, Обдорск, Сургут, Нарым, Туринск.

Так получила почин государственная служба русского казачества.

Дмитрий Стригунов,
атаман Ставропольского казачьего войска